Поиск 1
Поиск 2
Поиск 3
Поиск 4
Фандом недели

[15/07 - 21/07]

К правилам Дамблдор относился философски: принимал как данность, ничего не имел против, и не видел необходимости свято следовать им, пусть некоторые пункты входили в прямое противоречие с предыдущими. К примеру, телесные наказания за школьные дуэли — после некоторых помоги Мерлин живым остаться, что там какие-то розги. Революционная жилка подзуживала обсудить сей вопрос с директором, здравый смысл подсказывал, что нечего портить репутацию в заведении.

Albus Dumbledore

Эпизод недели
Главная

UTOPIA

Объявление

два четыре

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » UTOPIA » Фандом » Über das ewige Leben und die weiße Magie [WW]


Über das ewige Leben und die weiße Magie [WW]

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

[html] <div class="welcome"> Über das ewige Leben und die weiße Magie </div>[/html][Wizarding World]
https://funkyimg.com/i/2Tx1K.png https://funkyimg.com/i/2Tx1J.png https://funkyimg.com/i/2Tx1L.png

Время и место:
Лето 1899 гг.
Англия, Годрикова Впадина

Участники:
Albus Dumbledore
Gellert Grindelwald


И о настоящей мужской дружбе, а также всех ее последствиях.

+2

2

Ему снился темный сгусток. Поначалу тоненький, бледный, едва различимый в наступающих сумерках - рвано пульсирующий размытый силуэт, обретающий зловещие контуры. На чердаке что-то ухнуло и разбилось, погас свет. А потом - знакомая тяжесть воздуха, удушающее плотное кольцо. Взвизг треснувших стекол.
- Помоги им! - гаркнул мальчишеский голос, с характерной прорезающейся хрипотцой. - Что стоишь? Убери палочку, ты...
Голос разразился нецензурной бранью, прежде чем прервался нарастающим криком: захлестнул горячей волной, влился кипятком в уши. Альбус невольно попятился, как-то отстранено отмечая разметавшиеся каштановые пряди, светлое платье, обтянувшее острые колени, бесцеремонно устроившиеся на чужих волосах, и бесцветный взгляд из-под темных ресниц. Поистине внушающий ужас. Брат обнимал обладательницу взгляда, явно разрываясь между нежеланием отпускать и необходимостью тотчас броситься к телу. Но вместо этого бросил разъяренный взгляд на старшего Дамблдора.
- Что ты стоишь? Что ты...
Альбус задохнулся от приступа паники, кинулся к троим со всех ног, и проснулся.

Проснулся от запаха свежей выпечки и негромких напевов внизу. Сонное зелье в его исполнении всегда работало идеально, однако на самого Дамблдора последние месяцы эти чудодейственные свойства не распространялись. Тук-тук - клюнула сова стекло, почему-то сегодня пренебрегая окном гостиной. Срочный заказ из Хогвартса, подумал сперва, сонно жмурясь и впустил в комнату надоедливую птицу. Батильда, ответило ему знакомое оперение, с явным нетерпением ожидая, когда адресат отвяжет пергамент. Альбус пробежался взглядом по строчкам, но прежде чем сообразил, где находится перо, совы как не бывало.
Миссис Бэгшот явно не была согласна на очередную вежливую отговорку.
Пока Альбус размышлял, как отказаться от завтрака и стоит ли вообще пытаться - любое неосторожное пренебрежение обществом сестры грозило выговором от Аберфорта и хорошо, если в допустимых выражениях - палочка словно сама собой наколдовала емкость с водой. Что касается Арианы - отговорится, что ушел еще до рассвета. Аберфорт не поверит, но не станет бушевать при сестре. Волшебник прислушался к разговорам внизу, с явным облегчением расслышав смех обоих и, наспех приведя себя в порядок, аппарировал за пределы дома.

К дому историка вела еле заметная тропинка со стороны леса; идти по центральной улице и натыкаться на соседей не хотелось. К месту назначения ноги тоже не несли, однако стоит знать подругу матери - придет сама, не без нотаций. Теплое чувство благодарности изредка перебивала легкая досада. Батильда все еще считала Альбуса ребенком, на которого навалилась забота о семье, и откровенная жалость в глазах женщины говорила о будущем выпускника Гриффиндора слишком многое. То есть, ничего - ничего, что касается этого будущего. Немного пугающе, учитывая, как любила поговорить эта женщина, и безнадежно очевидно. Альбус бездумно пнул камешек на тропинке, наконец приближаясь к задней части дома. Привычно коснулся костяшками пальцев деревянной поверхности.
Никто не открыл даже спустя минуту.

- Миссис Бэгшот? - позвал он через еще пару, слегка толкнул дверь. Та неожиданно открылась. - Миссис Бэгшот, это Альбус.
Возможно, та ушла за травами или засела в кабинете, отключившись от реальности и погрузившись в работу. Дамблдор подавил недовольство - и стоило будить с утра после полубесонной ночи, заставлять срываться с места?
- Я мог бы прислать книги с совой, но она сразу же улетела, - начал он, и замолк, наткнувшись взглядом на присутствующего в гостиной.
Слегка ленивый, но живой гетерохромный взгляд.
Альбус уставился на него - с любопытством, но без наглости.
- Доброе утро, - наконец прорезался голос обратно. - Извини за вторжение, не знал, что у нашей соседки гости.
Звучный удар захлопывающихся тяжелых переплетов в небольшом мешочке размером с ладонь - волшебник устроил его на столе, с явным облегчением метя взглядом и всем корпусом в сторону выхода.
- Передашь ей книги и привет?
[icon]https://funkyimg.com/i/2TzK7.png[/icon]

+1

3

[icon]http://funkyimg.com/i/2Lyk1.gif[/icon]

— Геллерт, ты мне нужен сегодня за завтраком. Это не обсуждается! У нас будет гость, а все это, — Батильда движением руки указывает на лежащие на столе книги, архивные данные и письма. — Никуда не денется.

Он бы хотел отказаться, но, бросая взгляд на Батильду, понимает, что это плохая затея. Здесь его не тычут в лицо внезапным исключением, как делает это родня дома. Геллерт устал наблюдать за их тревогой за его будущее, за то, какая репутация ждет его на протяжении жизни, и многие другие раздражающие вопросы, которые самого Геллерта не особо волновали. Он был лучшим в Дурмстранге — и им и остался. Школа была для него давно уже тесной, потому так и получилось. Ведь многого надо, чтобы тебя исключили из школы, которая приветствует самые разношерстные практики магии. Школы, которая приветствует силу. Но, Геллерта это больше не волновало, но из его окружения только его одного. Просто Батильду в меньшей мере, чем других.

Она была рада поделиться своими записями, архивами, связями. Впрочем, не слишком понимала, для чего внук так заинтересовали Певереллы. Точнее, понимала, но не вмешивалась. Геллерт позиционировал себя всегда слишком независимо, он уже все решил для себя, и вряд ли, проигнорировав баварскую родню, станет слушать Батильду. Но, напомнить своему внуку о мире простых смертных бабушка считала своим долгом, и делала это временами с завидным постоянством.

Вспомнив о завтраке, Геллерт нехотя отложил папку, поднимаясь из-за стола. Тем более, скоро как раз должен был прийти этот гость. Движением руки он поправил выбившееся волосы и спустился на нижний этаж. Как оказалось, никто себя ждать не заставил. Батильды только таинственно не было по близости. Вероятно, ушла куда-то. Тогда зачем устраивала этот званный завтрак на три персоны? Геллерт подумал про себя, что должен как-то менее раздраженно реагировать на людей. Хотя, для того, кто считает 98% законченными глупцами разной степени полезности [и это уже в свои 16-ть], то это временами было сложно. Геллерт умел подстраиваться и выдавать то, чего от него ждали люди, но собственная безучастность к этому всему его нисколько не тревожила. А стоило бы.

Этот гость оказался ... кем? Геллерт вспоминает, как пару дней назад, бабка рассказывала о соседе, который вынужденно стал опекуном несовершеннолетнего брата. У него мать умерла буквально недавно. Были еще много чего о том, какой он умный, и Геллерт бы обязательно нашел с ним тему для разговора. Быть может, даже посвятил в тему своего исследования. Геллерт тогда согласно покивал, и только сейчас оценил масштабы той беседы. Ладно, Батильда, у тебя получилось.

Как ни странно, от этой мысли он не ощутил раздражения. Своеобразный проигрыш, уловка, на которую он повелся. Возможно, этот ... сосед и правда сможет поддержать какие-то темы для разговора. Геллерт едва хмурится, переводя взгляд на книги на столе, но отвечает не сразу.

— Я не совсем гость. Родственник. — далекий, с явным немецким акцентом. Геллерт говорит спокойно, почти безучастно, но в какой-то миг на его лице проступает тень усмешки, которая отражается и в голосе. — Не советую. Она приготовила свой фирменный пирог на десерт, приветом ты не отделаешься.  Хоть есть этот пирог тоже не советую. Да, и это, — он указал взглядом на книги,  — ваши с нею дела. — он в чужие не вмешивается. Наверное, последняя фраза прозвучала так, что он не нанимался кому-то что-то передавать. Невежливо. Батильда же с него не слезет, никакого спокойствия в работе. — Я Геллерт. — раз уже от знакомства не отвязаться. Гриндевальд подходит к юноше, протягивая тому руку для рукопожатия. Хоть отчет делать, что официально знакомство с сыном бабушкиной подруги [жаль, что погибшей] произошло. Можно он уже вернется к своим архивам?

Отредактировано Gellert Grindelwald (02-05-2019 00:04:13)

+1

4

- О, я слышал о тебе, - и не сказать, что особо рад знакомству. Альбус протянул руку, пожимая чужую в ответ, и тотчас выпуская из своей. Толерантен ко всем и вся, но многие дети Хогвартса имеют некие предубеждения касательно Дурмстранга, и Дамблдор не стал исключением. Разумеется, там должны учиться и, скорее всего, учатся замечательные волшебники, не питающие интереса к Темным Искусствам и в кровавые жертвоприношения перед экзаменами Альбус не верил, однако опаску и, что скрывать, небольшое отвращение, поглотил в себя вместе со школьными обедами и беседами в общей гостиной.

Слышал немногое: замечательный юноша, с которым Альбус обязательно поладит. Если и нет, то обязан поладить, потому что Альбусу нужны друзья - потому что! Батильда так сказала. Дамблдор почти привык к нынешнему темпу жизни: подъем, завтрак, беседы с Арианой, стычки с Аберфортом, извинения обоих перед расстроенной Арианой. Работа по ночам, потому что днем пытался выжать из себя хоть что-то стоящее. Вдохновения как не бывало: мысли путались, палочка была убрана, и если бы мозги могли ржаветь в буквальном смысле, вся Годрикова Впадина слушала бы их жалостный скрип.

Переписки, становящиеся все короче, и ответы - с каждой совой все менее подробные. Альбус понимал, что не особо интересен как теоретик: от него ждали визита, доклада, хоть одного выступления на конференции - что толку от домашнего критика. Максимум, что светило в ближайшие несколько лет, и то при большом везении - собственное имя на первой странице чужого исследования, последнее в длинном списке, начинающегося с "выражаю благодарность...". Первое время это сводило с ума. После - почти свыкся, отгоняя нехорошие злые мысли. Есть предназначение, а есть долг, и право сильного выбирать то, что должно, а не то, что хочется самому. Ариана - прекрасная девушка, но старший Дамблдор начал уставать от ее разговоров о том, какую книгу она прочитала за прошедший день, какое блюдо приготовит на ужин и как важно поддерживать Аберфорта, который так старается помогать ей по дому, несмотря на протесты сестры, желающей быть хоть чем-то полезной.

Возможно, миссис Бэгшот была права. Колесо, однажды пришедшее в движение, словно застыло, и приходилось толкать его самостоятельно, добровольно обрекая себя на бесконечную круговерть и унылые, бесконечно унылые дни, состоящие из ничего. Некая часть его была рада видеть новое лицо. Все остальное кричало о том, что в нагрузку ко всему прочему ему теперь достался и Геллерт.

- Твоя тетушка все мечтала нас познакомить. - называть Батильду "бабушкой" Альбус не рискнул даже в ее отсутствие. - И говорила, что у тебя проблемы с учебой, - бесхитростно выдал он, взяв одну книгу со стола и открыл, мельком взглянув на Геллерта. - Неуспеваемость, верно? Меня попросят подтянуть тебя за лето? - осведомился прежде, чем наступит завтрак и подруга семьи начнет ставить Альбуса в пример, попутно ставя Геллерта в неловкое положение. Уж лучше сразу разберутся между собой. - Я часто помогаю брату с учебой, думаю, смогу выкроить пару свободных вечеров в неделю. Лови.

Альбус выдавил улыбку, отправив книгу новому знакомому, втайне надеясь, что поймает или не швырнет в ответ. Если ему суждено проводить здесь больше времени, то хотя бы с пользой, пусть даже для чужого племянника. Чуть больше работы по ночам и чуть меньше сна - все лучше, чем воспоминания о былых днях в доме соседки. Попытался улыбнуться снова.
- Только не требуй делать задания вместо тебя.

[icon]https://funkyimg.com/i/2TzK7.png[/icon]

+1

5

Геллерт, конечно, ко всякому был готов, но не к тому, что ему предложат дополнительные занятия. Подтянуть успеваемость? Он порывался спросить, не издевается ли это Батильда, но даже она не способна на подобное —  учитывая, сколько ненужных пустых волнений развели его родственники из-за этого исключения. Значит, ему попался довольно заносчивый кадр, что же, не на того напал. Геллерт с трудом напомнил себе, что Батильда не простит ему, если он обидит в чем-то обожаемого сына её покойной подруги. И плевать было на Батильду, если бы не исследование. Да и что, Геллерт варвар какой-то, бросаться на людей? Слишком много чести этим людям.

Он вскидывает бровь, разглядывая обложку книги, которую, конечно же, знал. Наверное, любой, кто в принципе прошел в трансфигурации дальше третьего курса, её знал. Вне зависимости от школы. Гриндевальду должно быть смешно, ведь ему попался и правда интересный экземпляр. И это он не про злосчастную книжку.

— Я эту книжку наизусть знаю, Альбус. И многие другие, посерьезнее. — усмехнулся он, хоть его фраза все равно звучала максимально высокомерно. — Не даром же ...

—Геллерт! —  их прервала Батильда с такой скоростью, словно опасалась, что внук сейчас начнет повторять свои прославленные эксперименты на новоявленном соседе. И не сказать, что подобная шальная мысль не возникла. — Тебе говорили, что можно говорить с людьми не так высокомерно? Я начинаю понимать, о чем меня предупреждали. И ведь довели, исключили как раз из-за твоей самоуверенности. Здравствуй, Альбус! Сейчас все будет готово, позавтракаем.

Батильда явно была рада видеть Дамблдора. И очень хотела, чтобы они стали общаться. Непонятно, кому она пыталась помочь — научить Геллерта не быть таким высокомерным гордецом, или же спасти Альбуса от недостатка общения. Можно уверенно предположить, что тут попытка убить двух зайцев сразу. Для Геллерта все происходящее было шумным, лишенным системы и, к тому же, бессмысленным. Да и к этому Альбусу Геллерт ощущал смесь любопытства и откровенной неприязни. Ладно, давайте сделаем по-другому. Раз Геллерту нужен этот дом на лето и ресурсы Батильды, а Батильде нужно, чтобы Геллерт выступил в роли объекта для общения. Пусть будет так.

— Я тут вспомнил, — вклинился в суть бурного обсуждения и попыток соседа свалить отсюда. — что должен кое-что забрать. Из лавки неподалеку, заказ. Уверен, Альбус мне составит компанию, а то он дома успел позавтракать, и ему страшно неловко говорить тебе об этом. Я говорил же, что слать письма с утра пораньше без должного приглашения —  это дурной тон, ба.  — кажется, с попытки отчитать его, Геллерт перешел в наступление сам. Но, на самом деле это и правда дурной тон, в родном баварском поместье мать бы уже извелась, пригласи ее вот так, еще и без права вежливо отказать. — Могу еще купить яблок по дороге, ты хотела. Ты идешь? — он обращает невозмутимый взгляд на Альбуса, но он же должен понять, что завтрак здесь и сейчас будет тем еще приключением.

Батильда была не особо рада, но сказала, что раз так, то выдала Геллерту еще список каких-то продуктов. И пожелала им обоим хорошего дня. И, если Альбус позавтракал [якобы], то Гриндевальду придется голодать минимум до обеда, пусть так и знает. Гриндевальд явно не был приучен к подобным отношениям с родственниками. И все же ему удалось избавиться от весьма неприятного диалога о том, что он будет теперь делать со своей жизнью-то. После такого вот громкого исключения. Еще и при новоиспеченном «друге» .

— Она и правда испортила пирог, считай, я тебя спас. — ухмыльнулся, немного расслабляясь, — Но, дополнительные занятия мне не нужны, мы это уяснили? — дружеское предупреждение, как говорится, простит по незнанию. — Даже в благодарность за спасение от Батильды, которая хочет, чтобы мы стали товарищами. Меня это избавит от высокомерия и отвлечет от моих странных исследований, а тебя от недостатка собеседников. Вот и весь её коварный план. — Геллерт был двоякого мнения об этом, но без тени родственницы за спиной ему было гораздо проще. — Но, по возвращению она может заставить нас сфотографироваться.  — Геллерт вспоминает фразу про то, что альбом пустует, а он сам уедет, и неизвестно, когда навестит её снова. С её-то возможностями, он бы здесь задержался основательно, только вот... — Здесь и правда говорить не с кем. — тут или немаги, или маги, которые и в малой доле не понимают, о чем ты им пытаешься толковать. Хорошо, что Геллерт сюда приехал не собеседников искать, а делом заниматься.

[icon]https://funkyimg.com/i/2Lyk1.gif[/icon]

+1

6

[icon]https://funkyimg.com/i/2TzK7.png[/icon]
- Ее коварному плану не хватает коварства, - отметил Альбус чуть позже. - И плана.
Он еще не решил, коробит его бесцеремонная откровенность навязанного товарища или восхищает.
Однако, слушать его Дамблдору пока нравилось. На удивление не возникало ощущения времени, потерянного напрасно. Было легкое раздражение, едва ощутимое; Геллерт явно привык быть в центре внимания, как, впрочем, и Альбус когда-то, но до откровенного принижения чужих способностей тот не опускался никогда.

Они остановились у лавки, где обзавелись каждым пунктом по списку - с негромкими подсказками Дамблдора. Геллерта вкусовые предпочтение тетушки определенно не интересовали. Захлопнулась дверь лавки, Альбус в легкой растерянности остановился у входа. Не сомневался, что новый знакомый легко перехватит инициативу и потащит его, куда глаза глядят, но бесцельно слоняться по городку, да еще и под рассуждения о пирогах, миссии Альбуса под названием "заведи себе друга"; выслушивать страдания Геллерта касательно того, что эту тяжкую ношу приходится делить на двоих и, алой нитью через все рассуждения - не для Дамблдора его роза цвела, - не особенно хотелось. Непривычное чувство, когда кажется, что твое общество утомляет. В конечном итоге, они оба в равной степени навязаны друг другу.

За десять минут присутствия обоих в лавке небо потемнело, словно в сумерках, и разразилось ливнем - и это оказалось спасением.
- Добро пожаловать в Соединенное Королевство, - миролюбиво произнес Дамблдор, похлопав себя по карманам (негромко звякнули несколько сиклей): чудом не забыл палочку дома. Уменьшающее заклятие, убирая покупки в карман, взгляд на часы: несколько у них есть. Альбус раскрыл над обоими прозрачный зонт. - Предлагаю куда-нибудь зайти. К тебе не пойду, пирог еще не остыл, - поспешно произнес, не сдержав улыбки. - Ко мне... сегодня нельзя, сестра затеяла уборку и жутко не любит, когда ей мешают.

Ищуще скользнул взглядом по улочке, вспоминая расположение ближайших пабов - дальше лавки с продуктами не заходил очень давно, следуя заказам Арианы и, иногда, Батильды.
- Я угощаю.
Искомое всплыло в памяти удивительно быстро - всего через пару поворотов направо и вперед по прямой.

- Тебя правда исключили из Дурмстранга? - осторожно осведомился Альбус, словно спрашивая о какой-то постыдной болезни.
Десять минут спустя они сидели в небольшом пабе, который не славился почтенной публикой. Слава Мерлину, это утро выдалось спокойным для владельца и остальных посетителей, не хватающихся за палочки через пару стаканов огневиски. Дамблдор пододвинул к новому знакомому кружку сливочного пива. Сейчас, без Батильды рядом и без давящего желания оказаться где-нибудь подальше, появилась возможность осмыслить услышанное у соседки. Дурная слава школы, негодование миссис Бэгшот, бьющая в глаза самоуверенность Геллерта, вкупе с откровенным желанием эпатировать и непонятными отсылками к неким странным исследованиям, вполне складывали кусочки мозаики в одно целое.

Оказаться отчисленным из академии Темных Искусств за Темные Искусства - это, конечно, сильно. Но не очень логично.
Значит, причина в другом.

- Я думал, что вылететь из него сложнее, чем закончить, - резонно добавил, отпив небольшой глоток. - Это как-то связано с твоими исследованиями? Карту местности составлял?
Что-то подсказывало, что все догадки и даже попытки пошутить касательно секретной секретности Дурмстранга вновь полетят мимо цели.

+1

7

[icon]https://funkyimg.com/i/2Lyk1.gif[/icon]
Геллерт постепенно успокаивался, если это можно было обозначить именно так. Желание в чем-то разбираться с глуповатой родственницей сходило на нет, а в общем-то этот Альбус Дамблдор не казался таким уже плохим вариантом для общения. Геллерт умел поддержать почти любую беседу, умел изображать из себя часть компании, если бы потребовалось — просто часто не требовалось. В Дурмстранге у него были товарищи, были единомышленники, были те, кто его опасался, и были те, кто всячески пытался достать. В скрытой за северными морями школе царила довольно жесткая дисциплина и иерархия была даже среди студентов. Иногда она кого-то касалась сильно, кого-то не очень, но всегда ясно было одно — если желал в Дурмстранге быть лучшим, свою силу следовало доказывать. Но, Дурмстранга больше не было в жизни Геллерта, и как бы он не убеждал себя и мир в том, что это ничего страшного и планета не сойдет с орбиты, как и его будущее, но все же где-то аукалось. Может, легкий укол гордости за то, что его [лучшего студента школы] взяли и вышвырнули; может, за собственный прокол; может, легкое сожаление о том, что все вышло именно так. И эти мысли периодически посещали светлую голову, заставляя злиться еще сильнее обычного — неважно, на себя или на окружающих.

Быть может, начать общаться с окружающими людьми не самая плохая идея.

Продукты они все же купили. Но, внезапно подоспевший дождь вызвал легкий вздох и явное не самые вежливые мысли о британском климате.

— Никогда к этому не привыкну. — выдохнул он, наблюдая, как погода в итоге портится окончательно. Прогулка может прерваться, но у его друга появилась иная идея, и Геллерт ее охотно поддержал. Возвращаться в тетушкин дом не хотелось от слова совсем. Ну, разве что к своим делам, но Батильда явно не даст ему засесть за свитки и книги.

Ах, этот ожидаемый вопрос. Вообще, Геллерт предпочел бы, чтобы Батильда помолчала хотя бы из вежливости. Он смирился со своим исключением, принял его, но вот этот тон — словно он прокаженный, а не исключенный из школы — был раздражающим, но не самым худшим, что могло быть.

— Абсолютная. —  без особых подробностей ответил, ведь скрывать и увиливать было немного бесполезно. Хотя, Геллерт подозревал, что вряд ли его новоявленный друг оценит всю ситуацию сполна. Гриндевальд мог увлечься в своих экспериментах и он увлекся. И из-за этого пострадали люди, за судьбы которых он не волнуется вообще ни капли. Они ведь живы, из чего было раздувать скандал! Но, Геллерт точно так же знал о репутации своей школы — и по вопросам и замечаниям Альбуса это было очень даже заметно. Поэтому вряд ли выпускник Хогвартса оценит то, что не оценили даже в Дурмстранге. Нужно быть немного аккуратнее в словах.

В пабе было неплохо, во всяком случае тихо. Геллерт немного нервно осмотрелся по сторонам, словно ожидал от этого места чего угодно, но в целом обстановка была приятной. За сливочное пиво он вообще был благодарен, и, если уже между ними не осталось преград в виде родственников Геллерта, а сам Геллерт вроде как успокоился в своем подозрении, то можно и поговорить. В конце концов, его угостили.

— Это был несчастный случай. — после недолгой паузы негромко ответил, решив все же утолить чужое любопытство. — Ситуация вышла из-под контроля, и за ее последствия пришлось отвечать. Я ответил. — на последних словах он поднимает голову, посмотрев на собеседника абсолютно серьезно.  — Но, изначально это был и правда эксперимент, я был его инициатором, и в общем-то неудавшийся. Иногда так бывает, особенно, если твои партнеры оказались малость неготовы. — в этом нет ничего страшного, магия имеет столько граней, и ошибки в ее изучении совершенно не являются чем-то постыдным. Невозможно не допустить ни одной ошибки, особенно в вопросах магического искусства. Сделав глоток пива, Геллерт мысленно отогнал от себя не самые приятные воспоминания. Слегка улыбнулся, словно показывая, что все нормально. — Жизнь на исключении не заканчивается. Мне и без того там было скучно последний год так точно. — это было правдой. Геллерт был лучшим, но блистал в своих экспериментах, занимался практикой, и никогда не находил привлекательным бесконечную теорию, написание каких-то трудов и выступления на никому не нужных собраниях, которые умники называют научными конференциями. И, кажется, перед ним как раз кадр из описанного. — Мои эксперименты здесь заключаются в поисках архивных документов и исторических сведений по одному делу, никаких рисков. Хоть какая-то польза от дальних британских родственников. — он снова сделал глоток пива, — А ты? Батильда говорила, ты лучший на своем курсе. Выпускник с большим научным будущим. Ты бы мог уехать из этой глуши, тем более младшие уедут в школу с сентября. — о том, что Дамблдоров двое, Геллерт знал. О сестре только вспомнил фразу про уборку. Спасибо Батильде, хотя главного она не рассказала. Но, отчасти Геллерт и правда не понимал, почему такой талант [если он им реально являлся] сидит здесь.  У  Гриндевальда есть хоть научный интерес [почти]. Геллерт, вопреки скучающему виду, слушал то, что рассказывала о соседях Батильда.

Отредактировано Gellert Grindelwald (31-05-2019 23:26:56)

+1

8

"Изначально"? Между светлых бровей пролегла неглубокая складка, Альбус сделал глоток.
Всегда умел слышать главное, выловил и сейчас.

К правилам Дамблдор относился философски: принимал как данность, ничего не имел против, и не видел необходимости свято следовать им, пусть некоторые пункты входили в прямое противоречие с предыдущими. К примеру, телесные наказания за школьные дуэли - после некоторых помоги Мерлин живым остаться, что там какие-то розги. Революционная жилка подзуживала обсудить сей вопрос с директором, здравый смысл подсказывал, что нечего портить репутацию в заведении. Во всяком случае, пока его слово весит ничтожно мало. Присовокупляя к прочему, против школьных дуэлей тоже ничего не имел, только проходили они немного иначе. Самолюбие ласкала возможность показать высший класс, подать руку упавшему и научить, как надо. Только чудо - из тех, что к магии отношения не имели - уберегло гриффиндорца от последствий.

- Не знаю, что у вас произошло, но поступок явно поспешный и незрелый, Геллерт, - рассудительно подметил. - Тебе следовало пользоваться возможностями и умениями, а не растрачивать их. Тем более, с такими последствиями, - нет, совсем не учит жизни, и в чем-то даже понимает, что не отменяет неуместности чужих порывов. - Дааа, Аберфорт скоро уедет.

И запнулся. Разоряясь о потерянном будущем собеседника, не подумал о расплате - собственное тотчас воссияло в чужих устах, на деле же внутри что-то болезненно кольнуло. Эксперименты с пивом в местном пабе почти пришлись по душе, оставалась надежда, что в будущем рецептура станет повкуснее. Стер пышную пену с подбородка, отодвигая кружку. Только сейчас Альбус сообразил, что может забыть о делах на целый учебный год, с перерывом на каникулы. Справиться с сестрой мог только Аберфорт. И он точно убьет Альбуса, если узнает, что успокоительные зелья грозят подвергнуться коррекции. Рецепты Кендры, положа руку на сердце, со своей миссией не справлялись. С другой стороны, отсутствие младшего положит конец их скандалам, а значит - меньше стресса для Арианы; значит - меньше времени у Альбуса, снова.

- Ариана приболела, - мысленно проклиная себя за то, что вообще открыл рот на эту тему, - и еще не скоро пойдет в школу. Я тут за ней приглядываю, но как только все наладится, - откинулся назад, выжав из себя скупую улыбку, больше себе, чем Геллерту: - я в этой глуши не останусь, даю слово.

И еще одно нехорошее чувство. Геллерт был свободен, достиг совершеннолетия, талантлив - даром, что немного с приветом - и мог сорваться куда душа пожелает. Альбус не завидовал лично ему. Только его возможностям. Что же, ну хоть кто-то чего-нибудь добьется.

- Что за дело, какие документы? - охотно перевел тему, с которой так некстати соскочил собеседник. - Мы живем тут достаточно времени, - на самом деле нет, - может, смогу чем-то помочь?

[icon]https://funkyimg.com/i/2TzK7.png[/icon]

+1


Вы здесь » UTOPIA » Фандом » Über das ewige Leben und die weiße Magie [WW]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC