Поиск 1
Поиск 2
Поиск 3
Поиск 4
Фандом недели

[15/07 - 21/07]

К правилам Дамблдор относился философски: принимал как данность, ничего не имел против, и не видел необходимости свято следовать им, пусть некоторые пункты входили в прямое противоречие с предыдущими. К примеру, телесные наказания за школьные дуэли — после некоторых помоги Мерлин живым остаться, что там какие-то розги. Революционная жилка подзуживала обсудить сей вопрос с директором, здравый смысл подсказывал, что нечего портить репутацию в заведении.

Albus Dumbledore

Эпизод недели
Главная

UTOPIA

Объявление

два четыре

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » UTOPIA » Фандом » La nuit du chasseur [Fantastic Beasts]


La nuit du chasseur [Fantastic Beasts]

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

[html] <div class="welcome">La nuit du chasseur</div>[/html][Fantastic Beasts]
https://funkyimg.com/i/2SQyo.gif https://funkyimg.com/i/2SQyp.gif

Время и место:
Магическая Британия, Лондон
Осень 1927-го

Участники:
Albus Dumbledore
Vinda Rosier


Винда Розье по-прежнему правая рука Геллерта и едва ли не единственная особа, которой он доверяет целиком и полностью. Даже встречу с Дамблдором, к которому герру, увы и ах, никак не подступиться — Альбус намекает, что готов к переговорам, но лишь через третьих лиц.

+1

2

[indent] Это была неделя имени Ньюта, волшебных существ и - прессы. Он нашел самое безопасное место на планете: в кабинете профессора Трансфигурации, что более семи дней оспаривал у питомца Скамандера право владения чайными ложками. И фиала с клятвой, что скрывать, который Дамблдор носил с собой - не (только) из сентиментальных побуждений, но ввиду временной невозможности как следует его спрятать или трансфигурировать в нечто невинное и не бросающееся в глаза. Хогвартс - самое удачное место - являлся неудачным вариантом, пока в него свободно вхоже Министерство.
[indent] В отдаленном будущем это следовало исправить.
[indent] Когда ситуация заходит в тупик, есть смысл начать сначала. Расплата - очередное осознание, как далеко позволил себе зайти. Через несколько дней после последнего визита исследователя, Альбус аппарирует в Годрикову Впадину и вежливо стучит в дверь, прежде чем хозяйка дома застывает на пороге, не зная, как реагировать на внезапную встречу тет-а-тет после многолетней разлуки. Пересечения на конференциях не в счет. Слишком сложно прислать сову. Справиться о делах. Узнать, поддерживает ли она связь с Аберфортом - стало быть, за столько лет тот должен научиться излагать мысли внятно. Альбус мнется на пороге, как нашкодивший мальчишка и все мысли об истинной цели визита вылетают из головы, перебиваясь негромким "можно?". Аврорат вытянул душу разговорами о Геллерте не хуже дементора. О Батильде же в Министерстве совершенно забыли.

***

[indent] Что касается ситуации - та стала критической: затишье перед бурей. Она будет, Альбус уверен: друг без революции и публики - фрагмент, осколок, не целое. Геллерт любил окружать себя красивыми вещами и за столько лет его вкусы не изменились, только приобрели утонченности. Само присутствие Винды здесь давало ей сто очков вперед - хозяин волшебницы был человеком практичным, извлекающим пользу из всего, к чему имеет возможность прикоснуться или от того, кто имеет несчастье его слушать. Если еще был человеком.
[indent] Альбус повернулся к будущей собеседнице, встретив ее доброжелательным взглядом - острым, внимательным, льдисто-голубым. Неудивительно, что к Гриндевальду присоединились представители высшего света. Удивительно, что они не до конца понимали его идеологию и то, что Геллерт терпел их рядом с собой. Винда Розье, видимо, была исключением.
[indent] Профессор знал этот тип людей. Правильные, слишком яркие черты и практически никакой мимики. Иссеченная красота, та, что не заметна глазу, если не умеешь смотреть глубже. Улыбка на пухлых губах, но глаза не улыбаются. Не самый приятный типаж, шкатулка с секретом. Однако даже с ней можно найти общий язык, если знать, как говорить и что спрашивать. И самое главное - как отвечать.
[indent] — Il fait froid à Londres, comparé à Paris. J'espère que vous ne gèlerez pas. — Мгновенно обозначил собственную информированность. Разумеется, касательно погоды. Начинать диалог с неловких пауз и попыток юлить - не самое лучшее решение. — Я бы пригласил вас на чашечку чая, но увы, — приподнял уголки губ в улыбке, — ваше присутствие привлечет нежеланных гостей.
[indent] Повышенное внимание аврората он находил забавным, ровно до тех пор, пока на запястьях не сомкнулись наручники - тогда обнаружил его весьма раздражающим. При всей своей любви к эффектам, Альбус ведает рамки. Крыша не из самых приметных.

+1

3

- Вы очень добры, мсье. И правда немного прохладно, - Винда приветливо улыбается так, что её фотографией можно иллюстрировать учебник для благородных девиц под названием «Как сделать так, чтобы лицо выражало все и ничего. Пособие для ведьм-социопаток. Издание одиннадцатое, дополненное биографиями знаменитых узников Ив, Азкабана и острова Дьявола.»
- О, не беспокойтесь, господин, - уголки губ дергаются в намеке на новую улыбку. Голос выражает точно выверенное почтение и одновременно четкое знание своего места. Так разговаривает у магглов «леди до мозга костей». Вежливость вбита в нее намертво: кажется, даже под угрозой авады не позволит себе сильных эмоций.
- О гостях позаботились. Вы же не откажете замерзающей леди в чашечке чая, например, в том милом кафе? - легкий кивок вниз, где на другой стороне улицы расположилось ничем не примечательное маггловское заведение. - Всегда мечтала познакомиться с fish and chips, - девушка мечтательно улыбнулась и словно со старым другом поделилась, вздохнув с толикой сожаления:
- Геллерт столько рассказывал о своих впечатлениях, но ни разу не удалось попробовать вживую. Составите компанию или предпочитаете более уединенные места?
Четкий расчет на нюансы. Не «милорд», «господин», «повелитель» или прочие привычные для нее обращения. Назвать по имени могла бы разве что в самом крайнем случае: остальное - хамство.
Но сейчас имя как бомбардо по воспоминаниям и явный показатель положения, взаимоотношений, силы.
Герр предупреждал, что перед ней очень сильный противник. Но, похоже, довольно сентиментальный, судя по его рассказам-инструкциям. Хотя едва ли покажет. Винда бы не стала на его месте.
- Милорд, - второй путь. Запутать анализ истинных взаимоотношений. - Был так любезен, что позаботился о квартире в центре. Можем дойти до нее пешком, можем аппарировать, если пожелаете, - она изящным движением переменила позу, поправив шляпку. - Я была бы благодарна за экскурсию, - теплая улыбка глазами.
Простой прием. Если не чувствуешь ничего по отношению к собеседнику, но нужно выразить неподдельную симпатию, то вспомни что-нибудь хорошее и улыбнись. Например, как зачищала квартиру от назойливых постояльцев. Девчонка так вопила, что отключить ей звук было особенно приятно.
Кажется, все те эмоции, что окружающие считали нормальными, Винда растеряла. А были ли они когда-то? Предпочитала не задумываться. Но на её месте ты либо предан всецело, либо мертв.
Гриндевальд не любит лгунов в своем окружении.
Плюс экскурсия. Упомянутая вскользь, мечтательно, словно ребенок говорил о желаемом подарке на Рождество, она заставила бы содрогнуться любого, кто рискнет продолжить логическую цепочку. Ведь не известно, пойдут ли они по намеченному маршруту. Министерство контролирует Лондон, шпионы по всюду...
Или нет, если предлагают так легко?
Винда слегка поежилась.
На крыше и правда прохладно, но ведьма, чья матушка настаивала на всестороннем воспитании по канонам «в здоровом теле и прочее», едва ли замечала это настолько, чтобы бежать греться. Простая любовь к деталям, позволяющая ей при очередной зачистке убирать все до единого напоминания о прежних владельцах. Милорда раздражают мелкие недочеты.

+1

4

[indent] Что включает в себя "позаботились"? Не питал ярой любви к аврорату, однако собирать то, что от них осталось, не самое приятное занятие на вечер. И когда Геллерт успел от фиш энд чипс переметнуться к дон круассан - всего за несколько месяцев в Париже? Воображение тотчас нарисовало картину маслом, на которой Гриндевальд в паузах между демагогическими изысками и революционными речами делится своими пищевыми пристрастиями с ближайшими сторонниками. Альбус не сдержал улыбки, поймал улыбку собеседницы своей. Лжет. Печально, пусть и не ждал иного. Возможно, кому-то присутствие Винды развязывало язык или напротив, лишало дара речи, но ни Дамблдор, ни Гриндевальд к данной категории точно не относились.
[indent]  - Кафе? Не находите слишком приметным? - мягко вопросил очевидное, наконец поворачиваясь к Винде всем корпусом и соскальзывая с парапета. - Милорд весьма любезен.
[indent] Геллерт позволяет Винде действовать самостоятельно, обозначив сверхзадачу, а прочее оставляя на волю воображения. Что же, здравый подход - Альбус и сам им пользовался - никаких четких инструкций. Отправить Розье на переговоры, не рискуя встретиться лично (тут предпочтения обоих неплохо совпали) - да, тысячу раз да. Несмотря на то, что тактическое преимущество плотно обосновалось во Франции и находится на расстоянии протянутой руки. Или в Австрии - тут данные расходятся. Сеть международной переписки не всегда работала так, как рассчитывал Дамблдор и приходилось полагаться на собственные догадки. Одни фиксированные точки, вспышки магии, аномальные природные явления и никакой конкретики. Оставалось надежда, что Гриндевальд не устроил бедному мальчику экскурсию по всей Европе; профессор ставил на то, что Париж Геллерта все же не впечатлил. Раньше тот имел личностное свойство избегать мест, вызывающих неприятные ассоциации. В Годриковой Впадине он так и не появился. Историк в Батильде всегда был сильнее, чем заботливая тетушка.
[indent] Ограничивать территориально - нет, благо не может не понимать, что Альбус отдает себе полный отчет, кого может встретить в уютном гнездышке для переговоров и чем это может для них закончиться. Хотя попытка засадить профессора в Азкабан, возможно, что сразу по двум обвинениям - тоже неплохое решение. Пусть и временное.
[indent]  - Вынужден отказаться, - вежливо и твердо, не оставляя ведьме ни единой возможности возразить. Следует оценить, как далеко она готова зайти в импровизации, которой Дамблдор тоже не оставил вариантов. А пока - несколько шагов навстречу и подставленная рука, предвещание хлопка аппарации. - Но не могу смотреть, как вы мерзнете, Винда.

+1

5

- Приметным для кого, мсье? - вежливо осведомляется, слегка приподнимая бровь. - Вдумайтесь, милорд путешествует по всей Европе вместе с нами. И до сих пор ни разу не был пойман за исключением попытки прославиться вашего храброго гадкого утенка. Это не мои слова, - она слегка улыбнулась уголками губ.
Смягчила, разумеется, оборот. Воспитанные шармбатонские леди не привыкли столь яро выражать свое отношение даже к заклятым врагам.
- О, вы очень любезны, мистер Дамбльдор, - произносит специально с французским акцентом, хотя может - прекрасно может - и на чистом английском общаться. В конце-то концов, было бы позорищем не уметь разговаривать на языке, на котором говорят твои двоюродные тетки и дядья из Англии с их многочисленными отпрысками.
Какое убожество.
Конечно, он не купится на столь приятное времяпрепровождение, как болтовня со сторонницей своего злейшего дружественного врага за чашечкой кофе. Но попробовать стоило.
Ведьма не испытывает разочарования: наоборот, ее глаза вспыхивают чуть ярче. Вызов! Она обожает вызовы. Чем сложнее задание, тем ей интереснее. Проблема в том, что рано или поздно любое дело доводится до автоматического совершенства: те же авады даются все легче и легче с каждым разом, а потом ты уже и не вспоминаешь, что пять минут назад убил кого-то. И как только совершенство достигнуто - все. Скука. Нужно искать дальше. Вот именно этот момент скуки ее убивает. Даже большинство сподручных Геллерта невероятно скучны в своей посредственности. Из них всех один только Аурелиус достаточно забавен, да Куинни. Если, конечно, не начинает пересказывать все свои мысли оптом по сто тысяч слов в минуту.
Перед тем, как подать ему руку, она грациозно встает с парапета, попутно снимая с рук перчатки со словами:
- Простите мою невежливость, мсье, разговаривать в перчатках не принято, - и улыбаясь, смотрит в глаза, пока говорит, вкладывая руку в чужую ладонь.
Хлопок ожидаем, но ощущения не аппарации - портключа.
Винда улыбается, отходя на шаг и оглядываясь.
- О! Это прекрасный дом, не находите? Вы так любезно подали мне идею, что не удержалась, простите. Мессир просил фотографии, - все то время, пока говорит, щебеча едва ли не на манер Куинни (когда-то в школе ее крайне раздражала подобная манера однокурсниц, но сбивает с толку этот поток щебета прекрасно), - выуживает движением факира из сумочки обычную маггловскую фотокамеру.
Щелк!
- Благодарю вас, милорд, вы очень фотогеничны, - глаза ведьмы смеются. Наверное, впервые за все время смеются искренне, но не насмешливо.
Следующий кадр - старый дом в лощине.
- Все мы так или иначе подвержены воспоминаниям, не находите? Невозможность вернуться в места, где произошло столь важное знакомство, где было испытано столько приятных моментов, - это немного грустно. Вы же не сильно сердитесь за эту маленькую выходку? - очень вежливо, спокойно и даже несколько виновато смотрит. По сути - ничего плохого она не сделала.
До кольца на пальце - широкого, витого и черного - сложно не дотронуться при рукопожатии.
- Здесь прекрасная улица. Думаю, неторопливая прогулка по ней поможет и поговорить и развеять наши подозрения по поводу некой засады в отдельно взятых местах, не находите? - камера уже убрана, перчатки вновь надеты, ибо на улице, все же, не лето.

+1

6

[indent]Это стоило предугадать. Ничего не имея против сюрпризов, предпочитал аппарировать добровольно; мисс Розье разделяла его предпочтения, раз отказалась посетить заготовленное место - безопасное место - в некотором смысле принудительно. Все произошло чрезвычайно быстро: пока Винда щебетала не хуже стаи пикси, Альбус только и сумел, что зажмуриться от яркой вспышки, прикрыв глаза внешней стороной ладони и даже не успев оглядеться по сторонам.
[indent]Опустил руку, обернулся на следующий кадр - смотреть на Винду не хотелось - и заметно изменился в лице. Что касается воспоминаний, они нахлынули мгновенно. Дамблдор болезненно нахмурился, наконец взглянув на женщину - шутить расхотелось тоже. Что следующим пунктом: сарай, где они заключили клятву? Гостиная собственного дома, который более никому не принадлежит? Если Геллерт хотел воссоздать все декорации, то у него получилось; профессор что-то говорит, но в ушах звучит знакомый женский голос, принадлежащий отнюдь не Винде. "Альбус, встань вооот сюда. Геллерт, улыбнись, ты не на похоронах!" Щелкнул затвор камеры, отрезвив. Дамблдор совладал с собой.
[indent]- Все возможно, мисс. Вы же вернулись сюда за чужими воспоминаниями, - отвечать необязательно, видит все по утвердительной улыбке. - Надеюсь, что удержались от искушения навестить местных жителей.
[indent]Тяжело иронизировать, когда речь идет о тревожных слухах из Парижа и убитой там семье ни в чем неповинных маглов. Они могли просто наложить на них Забвение и отправить прочь из города, однако сторонники Блага избрали другой путь, не разоряясь на лишние телодвижения и судя по тому, что Розье стоит перед ним - Гриндевальда это вполне устраивало. Многое можно оправдать - почти все, кроме бессмысленного насилия и убийства. Отвратительно. Альбуса слегка замутило.
[indent]- Что касается меня, то я навещал свою старую знакомую, - все же улыбнулся. Развернулся, оставляя собеседницу в поле зрения и указал взглядом на дорогу. Хрустнули под ногами сухие листья. - Впрочем, вы и сами знаете.
[indent]Почему-то, уведя Винду от дома Батильды, ощутил подобие облегчения, хоть и не перестал напряженно думать. Слежку заметил бы моментально - никто не знал, что Дамблдор уже появлялся здесь всего сутки назад и отнюдь не за горькими воспоминаниями. Оставался один вариант: Геллерт или кто-то из его сторонников были в Годриковой Впадине по личной инициативе. И один вопрос: кто или что им здесь могло понадобиться. В то, что друг юности решил всего лишь проведать тетушку, верилось слабо - для него она куда большую ценность представляла как специалист, никаких родственных чувств даже тогда, тридцать лет назад. Итого ответ напрашивался сам собой: свитки, пергаменты, фото, свидетельства очевидцев - вот что ему нужно, благо Винда дала профессору все намеки.
[indent]- Я вам верю, - мягкая улыбка, очередная улыбка, запоздало отвечая на реплику о засаде, глядя перед собой и отмеряя шагами протоптанную дорогу. - Откровенность за откровенность, - остановился, повернувшись лицом, и убрал обе руки в карманы. - Я отвечу на любой ваш вопрос, если объясните, почему ваш хозяин интересуется моей семьей.
[indent]Ее остатками, но не поворачивается язык уточнить. Почему об этом не рассказала Батильда - вопрос к самой Батильде. Что-то личное, глубоко личное, возможно даже касающееся самого Альбуса, в ином случае она бы нашла повод встретиться и рассказать подробности или поискать защиты.
[indent]- Прошу не лгать мне, мисс. Если вы в точности следуете его указаниям, значит, он знал, что я спрошу и вам придется отвечать, - ненавязчиво продолжил, бросив взгляд за плечо женщины, мягко и осторожно проходясь по чужому сознанию. Колковатый внимательный взгляд, вернувшийся собеседнице. - Не срывайте его план, раз я уже на крючке.

+1

7

- Воспоминания на то и нужны, чтобы за ними возвращаться, не так ли? - философски пожимает плечами. А у нее есть воспоминания, за которыми стоит вернуться?
- Геллерт сам не может сюда прийти, так что не вижу ничего плохого в паре кадров. И не беспокойтесь за миледи Бэгшот, - за кого еще ему тут беспокоиться, не за свои же развалины? Да и после столь явного выпада не составляет труда считать истинный ход мыслей без легиллименции. - Гриндевальд уважает свое прошлое.
Они идут вперед: Винда никуда не торопится, вертит головой по сторонам, словно маленький ребенок, попавший на выставку волшебных игрушек. Иногда вновь достает камеру и снимает какие-то мелочи: веточку, засохший цветок, белку на дереве, красивый дом в Викторианском стиле.
- А где гарантии, что вы ответите откровенно? - усмешка на секунду освещает лицо, когда смотрит на него поверх камеры. - Господин, вы же известны своим умением выворачиваться из самых щекотливых вопросов. Нападать, пытать или, упаси Мерлин, применять легиллименцию я к вам не собираюсь. Кстати, как вам образ белочек в саду Шармбатона? - усмешка превращается в лукавую улыбку.
Не думал же он, что живя под одной крышей с двумя легиллиментами, она не обучится "не думать" в полной мере. Девочка выросла в крайне способную ведьму, взяв от наставника все, что он мог дать.
- Знаете, - продолжает идти вперед. - Временами на всех нас нападает раздражение. Например, меня крайне выводит из себя щебет Куинни. Но нельзя ведь обижать своих коллег, не так ли? Особенно двух столь сильных в этой отрасли магии. Один из которых меня обучал в свое время, - честно говоря, уровень Дамблдора ей не по зубам. Выстоит, если тот ударит на полную, но явно на пределе сил. Так что пользуется всеми доступными хитростями, забивая сознание вот уже минут сорок как абсолютной ерундой. Приятно, все-таки, что легиллименция не сродни природной телепатии. С Куинни куда сложнее сладить в этом вопросе: вот там действительно нужно "не думать".
- Если вам нужны доказательства, то я бы посоветовала полагаться на мои слова куда больше, нежели на мои мысли. Но можете ударить по полной программе, если хотите, - чуть улыбается. - Скрывать правду в данном вопросе не заинтересована ни я, ни герр Гриндевальд. Более того, у меня и впрямь есть, что спросить, так что я за честную сделку. Однако, - и это не считается вопросом для сделки, - вы готовы услышать ответ, милорд? - на мгновение во взгляде появляется... жалость?
- Пока вы раздумываете, я расскажу вам небольшую сказку. После нее задам свой вопрос, - увидев скамеечку около какого-то забора, Винда сворачивает и идет к ней. Садится, устраивая сумку на коленях, опирается спиной на спинку лавочки и на мгновение прикрывает глаза.
После чего смотрит на Альбуса в упор.
- В сказке будет половина ответа. Если после нее пожелаете продолжить разговор, можете, ответив на мой вопрос, услышать вторую половину. Прошлое и настоящее. Решать вам, мсье, - кивнув на лавочку и явно приглашая послушать историю.
- Жил да был мальчик. Он оказался очень одаренным от природы магом: мечтал, что добьется многого. Мальчик был умным, сильным, красивым, талантливым - просто мечта для любого подростка. Однако, у него была...допустим, любимая девушка. По канонам сказки ведь положено быть прекрасной даме. Но на ее месте может быть и мама, брат, или какая-нибудь тетушка, а то и вовсе собака.
Так вот, его любовь все говорила ему, что мальчик озлобляется с каждой минутой. Что время, которое он отдает на изучение различных аспектов магии, лучше было бы отдать ей. Что он ее не любит и вообще никого не любит.
Как не разозлиться от таких претензий?
- Винда усмехнулась.
- И однажды, в очередном своем изучении со своим коллегой, которому доверял, как брату, мальчик находит волшебный амулет. Сила амулета покоряет его, сердце окончательно впадает во тьму, но... как бы вы закончили эту сказку, милорд? А про вопрос, который я должна задать, думаю, вы уже догадались, не так ли.

+1

8

- Вы ошибаетесь, мисс. Иногда правда - сильнейшее оружие, - озвученная истина, пусть даже и не конца, не спасла от наручников, но сумела уберечь от чего-то похуже.

Если до сего момента и жила надежда, что диалог пройдет мирно и без покусительств на личное пространство, то теперь она развеялась как утренний туман. Вязко, неохотно, упорно цепляясь за право владения. "Правда" и "оружие" задали дальнейший тон беседы, к которому его подводила мисс Розье - медленно, но верно. Стоит отдать ей должное: такое редкое для себя чувство, как неудовольствие, что Альбус мастерски научился скрывать за напускной иронией, Винда уловила практически моментально. Тех, кто не умеет или не способен сопротивляться любому напору, профессор видит каждый день. Умельцы ставить щит, пусть со скрипом и громадным волевым усилием, но практически непробиваемый, встречаются чуть реже. Подмена образов, как сейчас - изящная и сложнейшая альтернатива всему перечисленному выше. Вдоволь налюбовавшись на зверьков в чужом сознании, Дамблдор остановился с явным намерением притормозить прогулку, но ведьма, словно чувствуя его порыв, остановилась сама. Как-то отстраненно улыбнулся, - со стороны могло показаться, что дальнейший монолог Винды не имеет к самому Дамблдору ровным счетом никакого отношения - и слегка сощурился на солнце, продолжая игнорировать присутствие женщины в зоне видимости. Жалость - чувство неуместное, особенно когда ощущается по отношению к собственной персоне. Реакция - защитная и в чем-то естественная - остаться стоять на месте, всем своим видом демонстрируя нейтралитет и сохраняя видимость дистанции.

Оказалась оспоренной.

Альбус сделал шаг, опускаясь рядом на скамейке, и устремил взгляд перед собой. В свои относительно юные годы профессор успел прославиться многим, но не резкими реакциями, и сейчас одна очень не вовремя рвалась стать продемонстрированной. Помимо пенки в какао и "Берти Боттс", существовало мало вещей и явлений, к которым Дамблдор мог питать нездоровое для себя отвращение. Стремление залезть в его дела, личную переписку и, что самое болезненное, тайны, коих было немало, входили в этот список. Винде осталось убить его сову и достать из сумочки упаковку драже, чтобы получить высший балл. Тоже достижение, если подумать.

- Вы осведомлены немного больше, чем я ожидал, - обронил Альбус. - Это рассказал Геллерт?
Раз уж между ними никаких секретов, нет смысла сохранять видимость минимальной причастности. Дамблдор с преступной наивностью полагал, что некоторые люди и события все же хоть что-то, но значат, и не только для него. Рассчитывал на чувство вины, стремление убежать от ответственности, от горькой правды, самой горькой правды во всей Годриковой Впадине - не только на страх перед дуэлью. Гриндевальд, не пытаясь сразиться там, где Дамблдор чуть искуснее, со свойственной для себя жестокостью ткнул в самое больное и саднящее, не заживающее по сей день. Что прискорбно - даже не лично.

- Я не мастер рассказывать истории, и с вами определенно не сравнюсь. Но не могу отказать, - наконец перевел взгляд на ведьму и выпрямился. - Мальчик допустил ошибку, которая стоила жизни многим. Она стоила даже вашей жизни, если смотреть шире, а я привык смотреть широко. Вы понимаете меня, Винда?
Расстегнул верхнюю пуговицу пальто, потом вторую. Резковатое движение ладони, отводя взгляд, и на мгновение могло показаться, что в пальцах профессора обосновалась палочка, но - лишь показаться. Дамблдор пропустил цепочку меж пальцев, возвращая Винде взгляд, и вежливую улыбку, и интонации, далекие от теплых - отстраненные, бесстрастные как у истинно не предвзятого рассказчика.

- И он сделает все возможное, чтобы загладить вину и компенсировать ущерб, который нанес. Он уничтожит амулет, потому что его коллега не смог сделать этого или не захотел, - еще одна улыбка, и расстояние слишком близкое, так беседуют лишь с хорошими друзьями или дают подсказки на экзаменах тем, кто (он уверен) обязательно подтянется к следующему году. - Желай ваш господин уничтожить его, то спрятал бы, а не носил с собой. Следовательно, хотел уберечь от посторонних рук. К счастью, я не посторонний.
Дамблдор задумчиво взглянул на фиал, сжимая в ладони, и наконец убрал его в карман, вставая со скамейки.

- В Шармбатоне всегда хорошо преподавали историю магии, - Альбус едва заметно улыбнулся. - История знает некоторое количество энтузиастов, желающих свергнуть режим, и разве хоть кто-то из них добился отмены Статута? Я не хочу войны, мисс Розье, - едва заметно качнул головой, глядя на женщину, - но оставаться наблюдателем не смогу, мне и не позволят. Ваш хозяин должен понимать, что это лишь вопрос времени. Париж - только начало, и еще есть возможность остановить то, что уже начато. Передайте ему, что если он распустит сторонников, даст мне поговорить с несчастным мальчиком и отправит мисс Голдштейн к семье и друзьям, то я лично поспособствую тому, чтобы статус политического преступника никак не отразился на его жизни.

Предложение не только перемирия, но и открытой "измены" Министерству.
Судьба - любительница иронизировать.
"Ради общего блага", не вовремя мелькнула мысль.

0


Вы здесь » UTOPIA » Фандом » La nuit du chasseur [Fantastic Beasts]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC